Безумное странствие сквозь ночь

little-nemo-2


Фантастический комикс-сериал про мальчика по имени Никто (Nemo), раз в неделю по воле неведомых сил проваливающегося в макабрическое царство гигантских омаров, деревьев-носорогов и, местами, действительно страшных ситуаций — вот что такое «Малыш Немо в Сонной стране. Том 2».

Collapse )

«Стигматы» Лоренцо Маттотти и Клаудио Пьерсанти



Повесть о разрываемом пороками итальянском бездельнике, как-то проснувшимся после попойки в очередной куче мусора с кровоточащими стигматами на руках и ощутимой аурой святости. Работа в баре на полставки летит к чертям (как же, у клиентов все стаканы в крови), по вечерам традиционно тянет в кабак, но на улице у дома толпятся жаждущие исцеления калеки и мамы с больными детьми.

Изложенная буквами, история куска человеческого мусора, которому ангел вверил совершенно ненужную способность лечить чумных и воскрешать мёртвых, могла бы совершить фурор разве что во времена всеобщей католической веры. Но томик рисунков итальянского иллюстратора Лоренцо Маттотти, до «Стигмат» больше всего известного макабрическим изложением «Доктора Джекилла и мистера Хайда», захватывает уже на второй странице, а на третьей вышибает дыхание.
Лучше всего стиль Лоренцо передал Виктор Меламед, восхищённым «чтобы так рисовать, нужно питаться гематогеном из крови девственниц». Прямой как палка, рассказ о человеке, которому хочется шмат жареного мяса, выпить, и к проституткам, но которого со всех сторон просят немножечко побыть святым (одновременно презрительно закатывая глаза от пятен на рубашке) в изложении выверенных каракуль Маттотти приобретает совершенно сновидческие полутона, а каждая новая страница провоцирует читать историю дальше.

7

При этом с каждой же новой страницей книга парадоксальным образом становится всё меньше арт-альбомом, и всё больше — литературой. «Стигматы» — и про почёсывающего затылок пьяницу, удивляющегося каждому проявлению человеческой благодарности, и про собравшуюся за углом дома кучку живых мертвецов, обретших надежду — «Толстяк с четвёртого этажа... идите сюда, мы внизу!»
Ну, и о том, что делать, когда нет ни амбиций, ни сил; только дыра в душе, размером аккурат с бутылку граппы.

Выпустила на русском, понятно, boomkniga.

Плоский дизайн: что это такое, и почему он так популярен

«Мы сделали иконки на экране такими хорошенькими, что вам захочется их лизнуть» — говорил Стив Джобс в 2000 году, комментируя Aqua, на тот момент самый свежий интерфейс операционной системы MacOS. Остальное — история: и разработанный Microsoft в попытках догнать «акву» интерфейс Aero, и целое сообщество, выросшее из энтузиастов стилистики Apple. Казалось, всё вокруг, от логотипов IT-корпораций до интерфейсов меню в банкоматах, разом обрело объём и глянцевость.

flatworld

Collapse )

Belief / The place under the sun

«А что такое дизайн?» — спрашивает меня человек в чёрной шляпе, стряхивая с сигареты пепел над латунной пепельницей с драконом. По соседству на низком столике сидит в позе роденовского мыслителя керамическая обезьяна. Из глаз обезьяны вьётся ароматный дым.

Belief interior

Магазин Belief, от пола до потолка уставленный фигурками, резными табуретами и собранными со всего света изображениями черепов с первого взгляда кажется местом, из всех возможных человеческих состояний интересующимся в основном смертью. Но уже со второго — пространством с почти неформулируемо тонко выстроенной дизайн-концепцией.

Потому вопрос его владельца, Арсена Маркаряна, производит особенно странное впечатление.

Collapse )

Сад расходящихся нот

Miscellany


Надо ведь уже начинать сюда снова писать что-то. Так что давайте я расскажу вам про Miscellany, раз уж 9 марта у любимой группы iamthemorning концерт в Москве.

Считается, что музыка — единственное ненарративное искусство.
То есть, изложенные в стихах тексты, конечно, рассказывают нам какие-то истории. Но саму музыку в её повествовательной мощи можно сравнить с бутылкой вина или шерстяным пиджаком. Это такая штука, у которой своя семантика. И даже на самом примитивном уровне её могут считывать только знакомые с нотной грамотой люди.

Между тем, с нарративом за десятилетия вообще произошло много разного. Это отдельная большая тема, но примерами её полнится актуальная культура: игры, рассказывающие истории, невозможные без самого игрока; сериализирующаяся киноформа; новая жизнь комикса, — не как жанра, а как медиа, способного вести повествование чуть ли не в форме фрактала. И в музыке, если не брать её в чистом виде, как нотный лист, а иметь в виду все сопровождающие социальные и культурные эксперименты, тоже можно найти много связей и последовательностей. По крайней мере со стороны слушателя, мало связанных с базой консерваторских умений и знанием нотной грамоты. И Miscellany в этом смысле — прекрасный показательный пример.





Первый альбом iamthemorning был, как мудборд со стены глянцевой редакции, собран из украденных то тут, то там образов, очень частных переживаний и совершенно нехарактерного для жанра обращения с прогрессивными гармониями. Каждый цельный кусочек альбома, будь то одна композиция или несколько смежных, был заботливо обёрнут интермиссиями; начиналась и заканчивалась запись с филигранной драматургической выверенностью. И она уже месяцев семь на первом месте как лучший альбом года на сайте бородатых любителей Pink Floyd.

Про второй альбом пока решительным образом ничего нельзя сказать (когда он выйдет — в том числе). Но в январе вышел EP Miscellany — удивительный перекрёсток, на котором сходятся дорожки и с предыдущей пластинки, и с грядущей и ещё из нескольких возможных миров.





Miscellany, с виду выглядящий как маленький камерный подарок для фанатов (несколько версий старых треков, два новых, пара акустических выходов) — на самом деле больше внутри, чем снаружи. Эдакая возвышенность, стоя на которой можно ещё раз и оглянуться на альбом «~», увидеть, каким будет новый (больше сложносочинённых кучерявостей, спрятанных в классических гармониях), и даже мельком углядеть в камерных вариантах треков альтернативную его версию, — каким он мог бы стать без обширной поддержки фанатов со всего мира (я когда-то давно беседовал с музыкантами про эту историю).

Miscellany не зря был разослан поддержавшим Kickstarter-кампанию группы 25 декабря, до официального релиза. Это совершенно явная благодарность, написанная при помощи музыки история о том, из какой точки iamthemorning в своё время вышли, и куда к началу года добрались.




В общем, тут я это написал почти исключительно потому, что концерт 9 марта — первое выступление группы, после возвращения из Лондона, где они заканчивали запись второго альбома. И страшно хочется, чтобы о нём узнало больше людей.
Карандаш

Всё, что может карандаш

Альбрехт Дюрер
Альбрехт Дюрер


Графика бывает самой разной: от тончайших конструкций, вычерченных рапидографом по линейке, — до пятен и клякс, будто бы случайно, а на самом деле с геометрической точностью разбросанных по бумаге.

Сообщество Музей рисунка — с любовью собираемая коллекция самых невероятных, выдающихся примеров такой графики. Здесь можно с равным успехом встретить офорты Дюрера, иллюстрации Геннадия Калиновского к японским сказкам, или упражнения Эмилио Греко. Неизменно в выбранных примерах следующее — все они прекрасны, и ни одна картинка не похожа на другую.

Мы выбрали несколько самых показательных примеров того, что публикуется в сообществе.

Collapse )
Карандаш

Где читать про буквы: 5 шрифтовых дизайнеров в LiveJournal

буквы


Об этом мало кто задумывается на регулярной основе, но буквы — чуть не самое главное изобретение человечества (как минимум, сравнимое по значимости с интернетом и той пластиковой штучкой в банке Guinness, из-за которой пенится пиво). Буквы, а вернее то, как они выглядят, в каком виде существуют и позволяют с собой работать — определяют, как будет выглядеть и позволит ли с собой работать культура.

В LiveJournal есть множество профессионалов, доступно, увлекательно и относительно регулярно рассказывающих о том, что такое шрифт, как и при помощи каких инструментов работать с буквами. Редакция выбрала для вас пять самых интересных блогов.

Collapse )
Карандаш

Трудно быть киноблогом

«Трудно быть богом», Герман


«Трудно быть Богом» выходит в российский прокат. И все обсуждения последнего шедевра Алексея Германа старшего, на удивление, больше затрагивают сам роман Стругацких, чем фильм. Может быть, потому, что оценить пятнадцать лет работы, утрамбованных в три часа экранного времени, да ещё и в отрыве от книжной истории — под силу далеко не каждому.

Как бы там ни было, то, что монохромный фильм-долгострой вызвал такую бурю замечаний, пространных эссе и едких высказываний — прекрасен.

Collapse )
Карандаш

Незаконченные истории в фотографии


Автор: gsm40


«Изображение на фотографии должно быть резким», «хорошая фотография всегда рассказывает историю», «композиция кадра», «решающий момент», «событие» — за свою более чем столетнюю историю фотография превратилась из невероятной, поражающей воображение творческой технологии, вроде сегодняшних Google Glass, в ещё одну дисциплину, ограниченную десятками правил.

Почему фотография должна повествовать? Кому, собственно, она вообще что-то должна? Не то, чтобы члены сообщества unfinished_foto открыто задавались этими вопросами. Но всё, опубликованное в их коллективном блоге — чистое свидетельство использования воображения, без оглядки на бормотание экспертов и потакания вечному «горизонт завален». Слепок мимолётного взгляда; снимок на плёнку, десятилетия пролежавшую в фотоаппарате; мутный портрет неизвестного, выдающий в пространство больший заряд скрытой тревоги, чем все самые чёткие и резкие снимки с разгона демонстраций на киевском Майдане, — мы выбрали для вас несколько примеров работ из «Незаконченных историй»:

Collapse )

Редакция кириллического сегмента LiveJournal